например: строительство дорог

При некорректном отображении информации на сайте необходимо руководствоваться следующими Правилами.

Территория опережающего социально-экономического развития

Из фондов архива

Общественный сектор и военная угроза: развитие социальной инфраструктуры Ставропольского района в годы Великой Отечественной войны

 

          Великая Отечественная война поставила перед центральными и местными руководящими органами трудные задачи не только в сфере экономики. Перевод на “военные рельсы” требовало общество в целом. Мировая война привела к резкому росту влияния государственных институтов по всему миру. В условиях плановой экономики и социалистического строя, советское государство уже обладало сильными институтами, способными мобилизовать общество в условиях длительного военного конфликта. Но тем большую ответственность брало на себя государство и коммунистическая партия за повседневную жизнь своих граждан, их безопасность и благополучие.

          Первейшая задача, стоявшая перед руководителями Ставропольского района, заключалась в организации снабжения населения продовольственными и промышленными товарами. Страна переходила на карточное распределение товаров, в том числе продовольственных: для рабочих, гражданских служащих, иждивенцев и детей устанавливались разные нормы выдачи. В целом, продовольственные нормы оказались весьма незначительными, практически на грани физиологического минимума. Одновременно цены на рынках, сохранявшихся в стране для торговли излишками сельхозпродукции, начали резко возрастать. Повторялась ситуация времен Первой мировой войны, когда продовольственный и транспортный кризисы привели к существенному подъему цен и масштабным спекуляциям. Чтобы сгладить остроту продовольственного кризиса, сельским советам и колхозам было разрешено отдавать населению земельные участки под огороды из “излишков” земельного фонда, которые стали появляться по мере запустения части земли в ходе войны. Такая мера позволила сгладить остроту продовольственной проблемы, но не решить ее, показателем чему стала эпидемия асептической ангины в Ставропольском районе зимой 1944 г. – болезни, развивающейся на почве недоедания.  

          Много хуже обстояло дело со снабжением непродовольственными товарами. Практически они распределялись среди горожан. Сельские жители, а такие в Ставропольском районе составляли большинство, перешли фактически на самообеспечение, в какой-то мере вернувшись к натуральному хозяйству. Лишь с 1944 г., в условиях коренного перелома в ходе войны, начался постепенный подъем местной промышленности: улучшение ее снабжения сырьем позволило расширить ассортимент выпускаемых товаров народного потребления для населения, но незначительно. Таковыми оказались обстоятельства военного времени. Тем примечательнее патриотический подъем жителей района, вплоть до стариков и детей, регулярно сдававших денежные средства в фонд обороны страны, на последние деньги подписывавшихся на военные займы. Одной из первых кампаний в пользу фронта стал сбор ставропольцами теплых вещей, начавшийся в сентябре 1941 г. и продолжавшийся (насколько позволяют судить отчетные данные) до конца 1944 г. Для фронта готовились продовольственные посылки, для госпиталей собирались лекарственные травы.

          На особом контроле представителей местной власти оказывались семьи военнослужащих. Уже в июне 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР принял решение назначать пособие семьям военнослужащих, чтобы хотя бы в какой-то степени сгладить остроту социальных проблем в семьях, кормильцы которых ушли на фронт. Это повторяло практику дореволюционной России, правительство которой назначало пособие семьям мобилизованных на фронт в годы мировой войны. Уже в конце июня 1941 г. при местных органах власти стали создаваться комиссии по оказанию помощи семьям военнослужащих, решавшие вопросы начисления пособий и пенсий, бытовому устройству семей. Важной задачей местных советов в конце войны стало трудоустройство демобилизованных воинов, по большей части вернувшихся с фронта с инвалидностью. В Ставропольском районе они трудоустраивались местным промышленным комбинатом и в различные артели.       

          Военные действия приводили не только к увеличению количества инвалидов. Движение фронтов уже летом 1941 г. вызвало массовый поток беженцев на восток страны, наиболее значительный в 1941–1942 гг. В отдельных местностях удавалось организовать эвакуацию, но в значительной степени отток беженцев носил спонтанный характер. Первые беженцы в Ставропольском районе появились уже в конце лета 1941 г. и их число со временем возрастало. Возникла серьезная жилищная проблема. В городе беженцев размещали на дачах, пытались приспособить для проживания другие жилые помещения. Большую их часть расселили по квартирам и домам жителей города и района. Так же как и местным жителям, им выделялись земельные участки под огороды. Сложнее обстояло дело с нахождением для беженцев работы, поскольку многие из них до войны жили в городах и имели специальности, не востребованные в сельской местности. В данном случае вновь повторялась ситуация времен первой мировой войны, когда поток беженцев с запада (правда, меньший) оказался не в состоянии возместить убыль рабочих рук. Среди переселенцев было много нетрудоспособных, забота о которых пала на местные сельские сообщества и органы советской власти. Отдельной категорией эвакуированных, – предметом особой заботы власти и общества – стали дети, в том числе из блокадного Ленинграда. Детей размещали по семьям или отправляли в четыре детских дома, действовавших в районе. В 1944 г. в городе появился даже отдельный национальный детский дом для польских детей. Одной из значимых заслуг местной власти в годы Великой Отечественной войны стало сохранение жизни и здоровья эвакуированных, наравне с местным населением, обеспечение населению района относительно цивилизованного образа жизни даже в условиях военного времени.            

          Этого невозможно было бы добиться без поддержания работы социальной инфраструктуры района. Ставропольский район обладал весьма развитой для сельской глубинки образовательной инфраструктурой, куда входили педагогическое училище и зоотехникум, начальные и средние школы, школы механизаторов и т. д. Здравоохранение было менее развито. Тем не менее, несмотря на падение финансирования, отсутствие оборудования и даже писчей бумаги, отток мужских кадров на фронт удалось не допустить развала общественного сектора. Школы всех типов продолжали исправно работать весь период войны, ожидаемого значительного всплеска детской беспризорности не произошло. Система медицинских учреждений не смогла предотвратить всплеска некоторых массовых заболеваний, причины чему кроются не столько в медицине, сколько в ухудшении структуры питания и изнуряющей жизни трудящихся в годы войны.   

         В разделе «Из фондов архива» («Выставки документальные»), размещена интернет-выставка «Общественный сектор и военная угроза: развитие социальной инфраструктуры Ставропольского района в годы Великой Отечественной войны». Архивные документы выставки рассказывают о развитии социального (общественного) сектора Ставропольского района в годы Великой Отечественной войны. Документы представляют широкий спектр деятельности коммунистической партии и местных советов: от начальной военной подготовки до борьбы с детской беспризорностью. Акцент сделан на публикацию малоизвестных архивных документов из фондов Управления по делам архивов мэрии г.о. Тольятти (ТГА) и Самарского областного государственного архива социально-политической истории (СОГАСПИ). Также приведены отдельные издания районной газеты «Большевистская трибуна», освещающие значимые темы, не затронутые в архивных источниках, и ряд фотографий, иллюстрирующих местную жизнь, предоставленных Тольяттинским краеведческим музеем. 

 Янчарук Д.В., к.и.н., ведущий сотрудник управления по делам архивов

2015 г.        

Весь сайт

Деятельность